О школе Конкурсы Форум Контакты Новости школы в ЖЖ мы вКонтакте Статьи В. Баканова
НОВОСТИ ШКОЛЫ
КАК К НАМ ПОСТУПИТЬ
НАЧИНАЮЩИМ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ДОКЛАДЫ
АНОНСЫ
ИЗБРАННОЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПЕРЕВОДЧИКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
 
Olmer.ru
 


Интервью


«Переводчики очень разобщены»

Интервью Владимира Баканова газете "Книжное обозрение" (№20 2008 г.)

— Едва ли не половина публикуемых книг — переводы. Однако качество их зачастую, что называется, «ниже плинтуса». Призывы «надо что-то делать» раздаются чуть ли не с начала 1990-х, но воз и ныне там. Почему так происходит?

— Те годы я хорошо помню — пик моих переводов пришелся на конец советской эпохи и первые книгоиздательские кооперативы. Седые времена, когда, к примеру, издательств «АСТ» и «Эксмо» еще не было...


подробнее...>>



Бережнее относиться к родному языку...

Интервью В.И. Баканова "Политическому журналу". Беседовал Дмитрий Володихин.

– Владимир Игоревич, вы получили популярность как переводчик англо-американской литературы, а также глава целой Школы перевода. Какие принципы вы внушаете ученикам, да и всем участникам Школы в качестве основополагающих?

– Как ни странно, прежде чем говорить о принципах перевода, нам – Школе – приходится говорить об отношении к литературе.


подробнее...>>



Владимир Баканов:«В перевод я пришел по любви»

опубликовано в журнале "Звездная дорога", 12 номер, 2002 г.

– Как случилось, что подающий надежды химик, выпускник Московского института химического машиностроения, инженер, затем преподаватель распрощался со стезей технаря и ушел в переводчики?

– Еще на первых двух курсах я активно переводил и писал свое. Потому вбил себе в голову, что МИХМ не для меня. Где нужно учиться будущему писателю? Разумеется, в Литературном институте. Я сделал все, чтобы уйти из МИХМа, но меня не выгоняли. У меня было какое-то рекордное количество прогулов, однако меня все равно допускали к экзаменам, потому что я был секретарем курсового комсомольского бюро. В конце второго курса я просто не пошел на экзамены. Меня отчислили, и я загремел в армию. За два года из меня выбили дурь. Я вернулся из армии и благополучно восстановился на третьем курсе...


подробнее...>>



Владимир Баканов:«Нам есть, чем гордиться...»

(опубликовано в журнале "ПИТЕРbook")

Дмитрий Володихин: По традиции нашего времени, начну с чистой экономики. Владимир Игоревич, считаете ли вы, что рынок переводной литературы в России сужается?

Владимир Баканов: Не думаю. Эксперты подсчитали: только в 2004 году на территории нашей страны вышло 2500–2800 названий переводной литературы. Это чудовищная прорва, уму непостижимое количество. Складывается впечатление, что издатели спешат познакомить российского читателя со всеми сколько-нибудь значительными новинками зарубежной литературы, притом вопрос о ее уровне, видимо, отходит на второй план... Рынок переводной литературы в России очень велик, и пока трудно отследить его количественные колебания, но общее ощущение таково: сокращения в этой сфере не происходит. Скорее, заметно перераспределение ролей. Так, например, ниша переводной фантастики явно теряет в объеме. Зато детективы и триллеры находятся в фокусе потребительского интереса постоянно.


подробнее...>>



Екатерина Доброхотова-Майкова: «Я полюбила «Криптономикон» с первых пяти строк!»

опубликовано в журнале «Реальность фантастики», номер №2(18), февраль 2005

— Екатерина, «Криптономикон» — не первый Ваш перевод Н. Стивенсона и не первый перевод фантастики. Вы работали над книгами Азимова, Брэдбери, Желязны, Шекли, Эллисона, К.С. Льюиса. Вместе с тем на Вашем счету — книги «мэйнстримовских» авторов (Вудхауза, Честертона, Форестера) и даже монография Э.Х. Гомбриха по искусству Возрождения. Откуда, почему такое разнообразие?

— Отчасти потому, что мне многое интересно. Фантастику и морские романы нежно люблю с детства. Еще мне интересна история, причем не только события, но особенно история мысли: как думали люди, которые думали иначе, чем мы. Та же монография Гомбриха, до сих пор, увы, целиком не напечатанная — из тех книг, которые вставляют мозги на место, вроде Аверинцева. Я могу не помнить оттуда ни единой подробности, но теперь у меня есть некий образ Возрождения, более сложный и парадоксальный, нежели тот, что я вынесла из школы. Хотя, разумеется, есть и житейская сторона. С тем же Гомбрихом дело было так: после кризиса работы не было совсем, не платили даже за сданные книги, я перебивалась частными уроками, мне предложили переводить книжку по искусствоведению, ну, и так далее…


подробнее...>>



Интервью с В.Бакановым и Ю.Пачко

(проведено компанией Неотэк)

Ровно год назад компания Неотэк начала сотрудничать со Школой художественного перевода Владимира Баканова. За это время нами совместно были проведены лекции и специальный конкурс по художественному переводу для студентов факультета Высшая школа перевода МГУ им. Ломоносова. Разработана и воплощена программа учебной практики для студентов того же факультета. В рамках программы наставничества для молодых специалистов Неотэка Владимир Игоревич оказывает консультационные услуги по вопросам, связанным с переводами рекламно-маркетинговых текстов. И, наконец, специалисты компании Неотэк приняли участие в ежегодной осенней научно-практической конференции Школы художественного перевода, на которую собираются специалисты со всей России. Подводя итоги нашей совместной деятельности, мы решили провести своеобразное "перекрестное" интервью, на вопросы которого попросили ответить Владимира Баканова и Юрия Пачко, директора по маркетингу и продажам компании Неотэк.

Владимир Игоревич, мы оцениваем сотрудничество с Вами по самому высокому баллу, но хотелось бы узнать, какова Ваша оценка наших совместных акций? Видите ли Вы результаты (и какие) нашего партнерства?

/Владимир Баканов/

ВУЗы - не единственный путь передачи практического опыта. Да, конечно, специальное образование - огромный плюс любому переводчику, прекрасный вспомогательный аппарат, если можно выразиться, асфальт под ногами и на всякий случай тросточка. Тем не менее… Как Литературный институт далеко не обязательно выпускает из своих стен настоящего писателя, так и переводческий, к примеру, факультет за плечами - не гарантия успеха в переводе. В то же время многие блистательные мастера пришли в нашу профессию из других сфер человеческой деятельности.


подробнее...>>



Ответы В.Баканова на вопросы газеты "Книжное обозрение"

1. Что такое русская школа перевода сейчас?

Я бы сказал, что собственно единой «школы» перевода сейчас нет. Художественную литературу, кино- и телефильмы переводят совершенно разные люди, с разным образованием, разным опытом, разным литературным талантом. Хотя после явного «провала» уровня переводов в 90-е годы сейчас положение выправляется. Откровенно плохие работы встретишь все реже; гораздо большую опасность представляют переводы на первый взгляд гладкие; нивелированные, «отлакированные», зачастую они совершенно не передают стилистику и эмоциональность автора, выхолащивают его и, тем самым, «убивают».


подробнее...>>



Ответы В.И.Баканова на вопросы журнала "Свой" (№ 8-9, 2008)

Обычно «вопросник» интервью начинается с традиционных вопросов «как все начиналось?», «кто был вашим учителем?» и т.д. Давайте попробуем пойти иначе. Русский язык в наши дни претерпевает мощный прессинг извне, поскольку происходит постоянное заимствование колоссального количество иностранных слов. Мало того, что слов, но еще и целых конструкций, чуть ли не стиля мышления… «Сеть не коверажит», «приаттачить контент», «флудеры каскадно откомментили пост» и тому подобное. Не видите ли вы в этом своего рода опасность, опасность размывания русского языка?

Всякий язык меняется – всегда и постоянно. Нравится нам или нет, процесс это совершенно естественный и неумолимый. Прежде он шел медленно и малозаметно; однако в последнее время на нас обрушились огромные потоки информации, возникли невиданные прежде средства доступного удаленного общения, – и количество заимствований стало расти фантастическими темпами; некоторые даже говорят об «агрессии» по отношению к русскому языку. Глянцевые журналы и компьютерные издания пестрят английскими словами. Многие из них уже вошли в нашу речь и стали органичной частью современного русского языка – вряд ли мы уже когда-нибудь будем говорить «электронно-вычислительная машина» вместо «компьютер», «сайт» практически вытеснил из обращения «страничку в Интернете», да и само слово «Интернет» совсем не русское. Как правило, активнее навязывает свою лексику и конструкцию более развитая нация - так, в частности, проявляются объективные законы экономического развития. В пору расцвета технической мощи СССР во многие языки вошли русские слова «спутник», «космонавт» и т.д. Увы, инерции не хватило, слишком недолго мы лидировали. Допускаю, что через пару десятилетий мы начнем пользоваться и китайскими словами, а сейчас, все по той же инерции, диктует английский.


подробнее...>>


Сайт создан в марте 2006. Перепечатка материалов только с разрешения владельца ©