О школе Конкурсы Форум Контакты Новости школы в ЖЖ мы вКонтакте Статьи В. Баканова
НОВОСТИ ШКОЛЫ
КАК К НАМ ПОСТУПИТЬ
НАЧИНАЮЩИМ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ДОКЛАДЫ
АНОНСЫ
ИЗБРАННОЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПЕРЕВОДЧИКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
 
Olmer.ru
 


Доклады

Культурный контекст треш- и киберпанк-литературы


Антон Скобин (Voice)
(доклад, прочитанный на конференции 25-27 сентября 2009 г.)


Что есть треш-литература? Согласия на эту тему нет. Авторы тоже не спешат воскликнуть: «Я пишу треш!» Ну да оставим это на их совести. Лично я, читая и переводя некоторые книги, считаю, что это треш, и сейчас, отталкиваясь от практики, так сказать, от земли, попробую дать собственное определение.

Чем треш-литература отличается от «обычной литературы»? Вроде как «чем Тайд отличается от обычного стирального порошка». Ключевая особенность: мотивы почти всех героев определяются примитивными, низменными и эгоистичными чувствами — жаждой «хлеба и зрелищ», страхом, злобой, жестокостью, ненавистью, мстительностью, желанием выжить, похотью, звериной тупостью, невежеством и нетерпимостью. Особняком стоит любовь: её возвышенная сторона, которая толкает людей на подвиги и заставляет расти над собой, треш-героям недоступна, однако чувственная и собственническая — вполне. Они не будут умирать за любовь, но вполне способны за неё убить. Опять же, треш-герой может искренне любить своего ребёнка, но не сумеет должным образом его воспитать.

Что из этого следует? В треш-литературе герою недоступны моральное развитие и нравственный выбор. Этические представления героя находятся в зачаточном состоянии, и таковыми остаются до самого конца книги. То есть треш определяется в первую очередь низменной мотивацией героев. Скажем так, если у вас язык не поворачивается назвать главного героя героем, а хочется чем-нибудь вроде главного действующего лица, вы определённо читаете треш.

Ремарка: лично я не вижу в низменных чувствах и мотивации ничего предосудительного. Всё-таки мы на 90% состоим из обезьяны, и забывать об этом не стоит.


Забавное следствие: треш предъявляет большие требования к литературному мастерству переводчика, потому что если ЭТО написано корявым языком, получается унылая графомания. Если проводить параллели, хороший треш должен напоминать картину Босха: мастерски вырисованное чёрти что.

Казалось бы, в чем смысл его читать? Прелесть треша в том, что это книги о жизни. О тех людях, которые окружают нас в быту, нападают на нас в подворотне, проверяют права на дорогах, продают гамбургеры в Макдональдсе (естественно, к сотрудникам макдака с высшим филологическим образованием это не относится). Вы можете не общаться с ними, но не можете отгородиться от них. Более того, каждый из нас регулярно ведёт себя как треш-герой. Лично я считаю, что для нравственного совершенствования и успешного выживания стоит познавать треш-героя в себе и учиться видеть его в окружающих.

Я задам шкалу, по которой сам меряю содержательный уровень литературы. Существуют четыре схемы, которые определяют деятельность человека.

Ориентация-исполнение-контроль. Типичная жизнь наёмного работника, да. На выходе – действие.

Цель-средство-результат. Уровень специалиста. На выходе – деятельность.

Идея-реализация-рефлексия. Творческий человек в расширенном понимании; в т.ч. бизнесмен. На выходе – дело.

Ценность-путь-ответственность. Высший уровень жизни, доступный человеку. Если вам в жизни встретилось хотя бы несколько таких людей, вам повезло. На выходе – деяния.

Та литература, которую мы читаем для самосовершенствования, чаще всего пишет про четвертый уровень. Треш редко доползает даже до второго.


Сделаю небольшое отступление. Каким образом в мой доклад затесался киберпанк? Как понимаю я, киберпанк — суть ребёнок треша и научной фантастики. То есть по форме это научная фантастика, но с типичными треш-персонажами.

В чём прелесть переводов треш-литературы? Появилась она недавно, продукт совсем свежий. И посвящена она нашим современникам, людям, живущим рядом с нами, тем, с кем можно поговорить, кого можно изучать. И язык, и жизненная позиция треш-персонажей находится на расстоянии вытянутой руки от нас. Достаточно выйти на улицу, познакомиться с соседом в электричке или пройтись по списку школьных друзей.

Давайте посмотрим, из каких продуктов замешан винегрет треш-литературы. Я обозначу направления, или, если угодно, явления жизни, наделённые собственным словарём и понятийным набором.

  1. Насилие
  2. Наркотики
  3. Алкоголь
  4. Секс

  5. Юмор
  6. Рок-н-ролл (популярные развлечения)
  7. Нецензурная лексика

Остановимся на каждом поподробнее. Описав явление, я скажу, по каким произведениям можно с ним познакомиться. Замечу: из всех эмпирических правил есть исключения.

Насилие

Треш и насилие – близнецы братья, кто из них для истории более ценен? Персонажи могут драться и убивать кулаками, при помощи подручных предметов и с оружием в руках. Отсюда вся необходимая лексика: бокс, борьба, военное снаряжение, уголовный сленг. Надо знать, чем хук отличается от джеба, разгрузка отличается от РПС, магазин от обоймы, что такое пресловутый курок, и так далее. В разговорном жанре описания драк чаще всего идут на языке гопников. Дать в бубен или пробить с ноги – устойчивые выражения, знать их необходимо. Трогательно выглядят диалоги, где герой, скажем, «начистил репу» злому врагу. Замечу, что язык тех, кто занимается насилием – солдат, уголовников, гопников иже с ними – не аморфная масса, а структурированная система, которая служит для опознавания «свой-чужой». Чтобы хоть как-то ориентироваться в нём, необходимо плотно его изучать, свободно заговорить на нём невозможно, не будучи носителем.

Очень не помешает консультант: друг-военный, милиционер-фсбшник, спортсмен. Опять же личный опыт. Мне, например, сильно помогли военные игры, а именно страйкбол.

Что смотреть и читать.


В обязательном порядке фильмы в правильном переводе Гоблина.

Фильмы Квентина Тарантино.

Чак Паланик «Бойцовский клуб».

Джон Кинг «Фабрика футбола» и другие книги.

Беркем аль Атоми «Мародер».

Глеб Бобров «Эпоха мертворожденных» (не треш, но это не портит впечатление).

Наркотики.

Жизнь наркомана предельно эгоистична и сиюминутна. Чтобы в этом убедиться, достаточно один раз взять наркомана в сопереводчики. Но вообще наркотики – штука очень многообразная. Давайте разделим их на четыре группы, которые в литературе отражаются по-разному.


Первая: травка. Заменитель пива, может выступать как штрих к портрету персонажа. Сюжето-образующей силы не имеет.

Вторая: спиды, стимуляторы. Они серьёзно влияют на мироощущение и мотивацию людей, поэтому авторы любят при помощи них объяснять поступки персонажей.

Третья: тяжелые наркотики, героин, кокаин, винт. Приводят к умственной и физической деградации, поэтому встречаются в книгах о нелёгкой судьбе наркоманов.

Четвертая: галлюциногены, психоделики. Самый оригинальный вид наркотиков, потому что меняют окружающую действительность. Очень часто химические вещества, которые меняют реальность, данную нам в ощущениях, используются при описании мира будущего. Скушал правильную таблетку – увидел правильный мир вокруг. Как ни смешно звучит, этим психоделики сильно похожи на компьютер. Если вы, как я, смотрите на мир через призму цифровой кислоты, то поймёте меня: мы видим то, что хотим, и так, как хотим. Чем сильнее мы погружаемся в виртуальный мир, тем болезненнее воспринимаем реальный. Апофеоз слияния наркотиков и цифровых грёз — «Вирт» Джеффа Нуна. Но это уже киберпанк.

У этих видов наркотиков — своя лексика, и путать её не стоит. Если человек с минимальным опытом прочитает про «приход от травки», он обязательно выскажет своё «фи».

Наркоманы подсуетились, чтобы облегчить жизнь нам, переводчикам, и придумали трип-репорты. Это достаточно подробные отчёты о наркотических опытах, с указанием вещества. То есть встретился вам в тексте «Витамин К», можно найти кетаминовые репорты и по ним составить достаточно полное представление о процессе, причём – на языке сцены.

Личный опыт, опять же, в плане перевода помогает. Хотя о здоровье забывать тоже не стоит.

Что читать:

Филип Дик «Помутнение»


Хантер Томпсон «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»

Уильям Берроуз «Джанки»

Баян Ширянов «Низший пилотаж»

Ирвин Уэлш «На игле»

Джим Кэрролл «Дневники баскетболиста»

Алкогольная тема у русского человека затруднений вызывать не должна, поэтому рассказывать о ней не буду.

Секс

Секс в чистом виде встречается редко, но метко. Описания обычного sunn-vynn затруднений у взрослых людей вызывать не должны. С точки зрения лексики слегка напрягают гомосеки и BDSM, ну и названия различных игрушек и приспособлений. С последними, кстати – в магазин «Интим». Посмотрели в интернете, как оно выглядит, распечатали, показали продавцу с вопросом: «как оно называется?» Главное – чтобы сцены половых излишеств не вызывали у вас эстетического шока.


Что читать:

Лидия Ланч «Парадоксия, или Дневник хищницы»

Рок-н-Ролл

Музыка занимает громадное место в треше, в первую очередь потому, что любовь к определённым стилям музыки и конкретным группам давно стала визитной карточкой субкультур и сцен. Тут всё просто: попалась в переводе группа, качаем, слушаем. Музыкальная лексика в книгах почти не встречается.

Что читать:

Легз Макнил, Джиллиан Маккейн «Прошу, убей меня». Это первая книга, которую я перевёл, поэтому качество перевода лично меня давно не устраивает, но в принципе – читабельно. А по содержанию – лучшая книга про панк-сцену из того, что мне попадалось. Позволяет составить хорошее представление о том, как живут музыканты подобного толка.

Юмор

Чувство юмора у авторов треш-литературы весьма своеобразное. Ключевые слова – глум и стёб. Вдобавок юмор обычно замешан на местных реалиях, нам непонятных. Например, едет негр в универсале – это смешно. Или у меня, в так и не изданном переводе книги «Последний бой мистера Америка» главный герой долго мучился на тему, не запомоится ли он, если оттрахает трансвестита. Это смешно, потому что по понятиям нормальных пацанов важно беречь целкость своей задницы, а куда ты приткнул детородный орган, совершенно неважно. В другой книге главный герой, учитель в школе для проблемных подростков, рыл подкоп под спортплощадкой, чтобы убежать из школы вместе с детьми. Причем вход и выход в школу был свободный. Не знаю, как вам, а мне смешно. Совет один – читайте окружающим и смотрите, смеются или нет. В шутках юмора смех куда важнее академической точности.


Что смотреть:

Монти Пайтон во всём их многообразии.

Нецензурная лексика

Треш и мат – как корпускулярно-волновая теория света. Без него никуда. В русском языке именно на матерном слове должен быть смысловой акцент, и это предъявляет серьёзные требования к переводчику. Матерщинники-виртуозы встречаются редко, но если вам попался такой, ходите за ним с тетрадкой – пригодится и вам, и вашим детям!

Киберпанк

Мы с вами живём в стране победившего киберпанка. Впрочем, мир от нас не отстаёт. Корпорация «Роснано» во главе с Чубайсом – чистая трава. ЖЖ Медведева, «Счастливый фермер», в которого играют «вконтактовцы», мобильник во всех его проявлениях, например, как популярная причина разводов, компьютеры в госучреждениях, когда сначала всё пишется на тех же бумажках, что и 30 лет назад, а потом заносится в компьютер, в два раза увеличивая время работы, скотч и строительная пена как основные средства ремонта чего угодно – в общем, киберпанк уже здесь, встречайте.

Я с детства любил научную фантастику, но описанная в ней пастораль вызывала у меня понятное недоверие. Лично я, глядя вокруг, уже лет в 14 понимал, что благодаря научно-техническому прогрессу окружающая задница никуда не денется, просто примет более причудливые очертания. И киберпанк лёг ровно в жилу: да, именно так я представляю себе будущее. Импланты и роботы проявят себя в сфере сексуальных услуг, достижения медицины будут стоить как билет на Луну, а простым людям останется аспирин и аскорбинка, по высокоскоростному интернету понесутся гигабайты порнухи, по здоровенному экрану будут крутить здоровенную рекламу. Кстати, у нас в Рязани стоит парочка экранов с диагональю метров в 10. Показывают, что характерно, не «канал Культура».

Так что для меня киберпанк? Это прививка одновременно и от шока, и от оптимизма. Он учит не ждать от НТР ничего хорошего, и не пугаться того, как это «ничего хорошего» выглядит на практике.


Что читать.

Отцы-основатели:

Брюс Стерлинг «Схизматрица»

Филип Дик «Снятся ли андроидам электроовцы» и снятый по нему Blade Runner, а так же всё остальное

Уильям Гибсон: Трилогия Моста, Neuromancer, Count Zero, Mona Liza Overdrive, снятый по ним «Джонни-Мнемоник»

Руди Рюкер: все книги

Нил Стивенсон «Лавина», «Алмазный век»

Джефф Нун «Вирт», «Пыльца», «Нимформация»


Леха Андреев, он же Мэри Шелли: «Паутина», публицистика

Посткиберпанк:

Стив Айлетт: «Атом», «Токсикология», «Наука убийства»

 

Обсудить в форуме | Возврат | 

Сайт создан в марте 2006. Перепечатка материалов только с разрешения владельца ©