О школе Конкурсы Форум Контакты Новости школы в ЖЖ мы вКонтакте Статьи В. Баканова
НОВОСТИ ШКОЛЫ
КАК К НАМ ПОСТУПИТЬ
НАЧИНАЮЩИМ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ДОКЛАДЫ
АНОНСЫ
ИЗБРАННОЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПЕРЕВОДЧИКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
 
Olmer.ru
 


Доклады

Речь В.Баканова на конференции «Слово живое и мертвое» 3 июля 2007 г.




На мой взгляд, ныне положение переводчика не так плохо, как кажется выступавшим до меня, а перспективы куда более яркие и радужные, чем, опять же, кажется большинству выступавших до меня. Да, переводчики совершенно незаметны, но вспомните, еще в советское время переводчиков пытались вывести из Союза писателей, полагая, что им надо объединяться исключительно в собственные союзы. Сейчас роль переводчиков вообще не видна; люди либо не обращают внимание на то, кто переводит и как переводит, либо – а я сталкивался и с таким – считают, что переводит машина. Более того, так же относятся к переводчикам даже писатели и устроители всяческих писательских совещаний. Недавно известный конвент «Аэлита» попросил нас связаться с американским писателем Дэном Симмонсом, чтобы пригласить его в гости. Мы помогли организаторам найти Симмонса и предложили позвать переводчицу его последних романов, которая популярна среди его поклонников, на что получили ответ: «Кому интересен переводчик?!».

А вот как относятся к переводчикам в кино. Участникам нашей Школы довелось, по просьбе студии, дублировать несколько фильмов: «Путеводитель по галактике», «Сказки Нарнии», «Цыпленок Цыпа», «Рататуй». При работе над первым же фильмом выяснился неведомый нам прежде факт: оказывается, не только не принято указывать фамилию переводчика, но и необходимо подписать договор об отказе от авторских прав!

О положении книжного переводчика, его отношениях с издателем хорошо известно всем присутствующим, и вряд ли есть смысл говорить об этом отдельно.

В принципе, сложившаяся ситуация совершенно объяснима.

В советские времена, как многие здесь знают, технология отбора переводчиков и произведений работала безотказно, и подавляющее большинство переводов удовлетворяли самым высоким требованиям, хотя их было очень мало. Тут, кстати, хочу сделать отступление. Ныне переводчики старшего поколения часто сетуют, что современная литература многое утратила, приводя в пример классические переводы 50-х - 70-х годов – сейчас, мол, книги не те. Однако вспомним, в 70-е годы издавали пять-шесть зарубежных романов в год, их пытались достать любыми путями, их все читали, их, как правило, экранизировали… То есть каждая книга становилась явлением общественной жизни. В 2006 году было издано около 2700 переводных книг; если мы возьмем хоть двадцать критиков, которых у нас нет, то они за весь год не прочтут и десятой части всей этой массы, более того, они не «пересекутся» между собой, и ни одна книга, за исключением заведомо культовых, не будет объявлена достойной. То есть самый замечательный роман и самый замечательный перевод никогда не получат такого резонанса – среди широких читательских масс. Поэтому сравнивать 1970 и 2007 года некорректно.

Да, безусловно, советская эпоха порождала блистательных переводчиков, но эта же эпоха породила прекрасные способы борьбы с блистательными переводчиками, когда достаточно было одного письма в Госкомиздат, чтобы поставить крест на карьере переводчика, а зачастую и на авторе.

Еще в советское время накопилась масса «самопала» - переводов, которые делались на свой страх и риск людьми самыми разными и явно непрофессиональными. В девяностые годы, когда разверзлись врата и стали издавать все подряд, возникли сотни издательств, и в ход было пущено все – и старые запасы, и новоделы. В результате отвратительного качества переводов не только некоторые авторы сейчас «потеряны» (два-три романа, «убитых» переводом, – и автора не покупают, а издатель не хочет рисковать), но и отдельные жанры во многом утратили любовь вдумчивого интеллигентного читателя. Сейчас положение радикально изменилось. Ушли издательства-«однодневки», снимавшие сливки сверхвысокой прибыли первых лет перестройки; на рынке остались профессиональные игроки, люди образованные, культурные, прекрасно знающие книгу и дорожащие – в большей или меньшей степени - своей репутацией и именем фирмы. Да, переводчики совершенно незаметны, да, гонорары оставляют желать лучшего… Но значит ли это, что следует забиваться в угол, с тоской вспоминать славное прошлое и жаловаться на «коммерциализацию» издательств?

Выступавшие здесь до меня говорили о том, что текст, написанный переводчиком, без его ведома меняют, говорили об унизительных условиях авторских договоров и даже призывали переводчиков не работать с крупными издательствами. Согласен, ставки могли бы быть и выше, - только их определяет рынок, а не злая воля алчных издателей. Согласен, нам не всегда дают на вычитку гранки – только, опять же, не по злой воле, а из-за бешеного издательского темпа, от вечной нехватки времени. Согласен, по условиям большинства договоров (они, кстати, все разные, и условия можно менять) переводчик почти бесправен… Но кому сейчас легко? Кто, какие организации работают не в бешеном напряженном ритме? В быту нам приходится часто подписывать самые разные договора, то с операторами мобильной связи, то с турагентствами, и все они норовят поставить клиента в бесправное положение. Что же теперь, от всего отказаться? Встать в угол, объявить себя белым и пушистым, а весь мир – бескультурным и «коммерциализированным» и требовать вмешательства государства?

Мы, люди, объединившиеся в Школу перевода, считаем такую линию поведения малоэффективной и пытаемся хоть в какой-то степени изменить ситуацию. К сожалению, все мы как были разобщены, так и сейчас разобщены. Есть издательства, использующие труд литературных переводчиков, они никак не связаны с воспитанием кадров; есть ВУЗы, занимающиеся образованием – и никак не связанные с практикой. Почти у каждого мэтра есть кружок последователей; солидные переводчики часто ведут переводческие семинары, но, как правило, ведут в тех ВУЗах, где они и преподают, где получают зарплату, и не выходят за рамки этих кружков. Есть замечательные сайты, которые занимаются пропагандой труда переводчика и его проблемами. И есть молодые переводчики, которым не хватает и навыков, и практики, но которые хотят работать, невзирая на низкие гонорары. Мы попробовали, никому себя не противопоставляя, объединиться, чтобы решить три проблемы: образования, практики и общения. Обратите внимание, как много людей собралось сегодня здесь в зале. А почему? Мы все испытываем голод общения, все хотим увидеть друг друга, обсуждать общие для нас темы. А каково живётся переводчикам иногородним? Два человека в Твери, пять человек в Смоленске, шесть человек в Харькове… Они вообще оторваны от литературной жизни. Вот мы и организовали сообщество переводчиков, объединили их учёбой, а также реальной работой по заказу крупнейших издательств России. Шесть лет мы собираемся в рамках литературно-философского объединения «Бастион» на трёхдневные сессии, последние два года организуем трехдневные переводческие конференции, где готовим доклады на темы, которые могут заинтересовать многих. Больше года существует сайт Школы перевода: www.bakanov.org. Мы приглашаем всех желающих участвовать в наших диспутах, обсуждении проблем. А в закрытой части сайта, которая видна только участникам Школы, ведётся повседневная заочная работа, в первую очередь, с иногородними, потому что интернет предоставляет уникальную площадку для обучения и общения для людей, не связанных местом жительства. Мы делаем ставку на коммуникации. И пусть мы уступаем по каждому из параметров (конечно, наша педагогическая составляющая не в силах состязаться со столетними традициями лингвистического университета, а, к примеру, сайт наш менее известен, чем замечательные сайты Город переводчиков или Век перевода), но, по крайней мере, мы свели эти компоненты в единое целое, мы создали среду общения, образования и работы для полусотни московских и иногородних переводчиков.

Когда в середине 90-х годов НАСА обнаружило, что падает интерес публики к космическим исследованиям и бюджет урезают, они нашли вполне цивилизованное решение: объявили ряд конкурсов на лучшие научно-фантастические произведения, серьёзными выплатами привлекли лучших писателей, и эти романы вновь пробудили в читателях-избирателях интерес к космосу и полетам. Именно такими эффективными рыночными методами и следует влиять на издательскую политику и на уровень подготовки книг. Сейчас наше государство стало уделять больше внимания вопросам культуры, о чем говорит, к примеру, недавняя встреча президента с молодыми писателями. Переводчики, конечно, очень далеко в этой «пищевой цепочке», с ними Владимир Владимирович вряд ли успеет встретиться, тем не менее, тенденция налицо. Государство, которое хочет видеть не быдло, а вменяемых и развитых граждан, проявляет волю и имеет средства для повышения культурного уровня людей. Сейчас, когда настало время частно-государственного партнерства, имело бы смысл в первую очередь провести системный мониторинг переводческих ресурсов, посмотреть, чем мы располагаем, затем стимулировать реализацию каких-то издательских программ, стимулировать качественный перевод, то есть бережно, рыночными методами сделать это для издательства выгодным. А сами программы не отдавать на откуп зарубежным общественным организациям и посольствам, а составлять их на базе мнения экспертного совета, составленного из уважаемых специалистов такого уровня, как собрались сегодня в этом зале.

А вообще-то подобные темы требуют более серьезного и длительного обсуждения; уверен, что большинству здесь есть что сказать. Спасибо организаторам, надо чаще встречаться!

 

Обсудить в форуме | Возврат | 

Сайт создан в марте 2006. Перепечатка материалов только с разрешения владельца © 
На сайте есть телефонный справочник России