О школе Конкурсы Форум Контакты Новости школы в ЖЖ мы вКонтакте Статьи В. Баканова
НОВОСТИ ШКОЛЫ
КАК К НАМ ПОСТУПИТЬ
НАЧИНАЮЩИМ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ДОКЛАДЫ
АНОНСЫ
ИЗБРАННОЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПЕРЕВОДЧИКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
 
Olmer.ru
 


Доклады

Как «состарить» текст, или о приемах исторической стилизации в переводе (на примере переводов Сюзанны Кларк)


М.Клеветенко
(доклад, прочитанный на конференции 21-23 сент. 2007 г.)



Вышло так, что идея поговорить о приемах исторической стилизации возникла, когда роман "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл" был не только переведен, но и напечатан, поэтому можно сказать, что способы передачи в переводе заданной автором исторической дистанции искались интуитивно. И все же, отдавая должное интуиции как качеству для переводчика необходимому, попробую выделить некоторые приемы придания тексту архаичного характера, обнаруженные мною в исследованиях, посвященных исторической стилизации.

Оговорюсь, что в данном случае речь пойдет о "синхроническом художественном переводе" (в терминологии В.С. Виноградова), когда историческая стилизация выступает как сознательный прием современного переводчику автора, в отличие от "диахронического", где время создания произведения отделено от нашего исторической дистанцией. Естественно, при "синхроническом" переводе у переводчика нет выбора: модернизировать или архаизировать текст - он должен следовать авторскому замыслу.

Тем не менее, очевидно, что в рамках "синхронического" перевода существуют два подхода к переводу стилизованного текста. Первый предполагает большую глубину стилизации и максимальное сохранение конструкций оригинала (иногда в ущерб читаемости текста), второй упирает скорее на последовательный уход от современных слов и выражений.

Мне ближе второй подход, однако, нельзя не признать, что и у первого есть свои достоинства и последователи.

Говорят, что хороший перевод - это, прежде всего, "правильный синтаксис", что нельзя перетаскивать в русский текст английские конструкции, но иногда и именно при переводе стилизованных текстов намеренное сохранение переводчиком конструкций оригинала может придать тексту нужную архаичность, ибо отдает старым литературным языком с его французскими и немецкими кальками.

В качестве примера можно привести типичный для послепетровского времени заимствованный из немецкого языка порядок слов в придаточном предложении (т.н. "рамочная конструкция"), когда сказуемое ставится в конце предложения, например:… так, как огонь охватывает сухие предметы, когда они близко к нему подвинуты.

Вообще со стилизованными текстами правила работают не всегда. Считается, что в переводе на русский следует избегать отглагольных существительных там, где их можно заменить глаголами. И если при переводе современной прозы это правило желательно соблюдать, то при переводе стилизованных текстов к нему, возможно, следует подходить с осторожностью.

Так, например, автору статьи попался интересный разбор перевода Э.Маршаком романа Д.Остен "Нортенгерское аббатство". Критиков Маршака, в частности, не устроила следующая фраза:

"Ей всегда нравились мальчишеские игры - крикет она предпочитала не только куклам, но даже таким возвышенным развлечениям поры детства, как воспитание мышки, кормление канарейки или поливка цветочной клумбы".

Переводчика упрекают за "использование существительных там, где естественней прозвучали бы по-русски глаголы". Мне, напротив, показалось, что в данном случае именно эта конструкция, сохраняя, (что здесь немаловажно!) авторскую иронию, делает фразу более старомодной и, в конечном счете, точнее передает настрой оригинала. Впрочем, вполне можно представить себе адекватный перевод этой фразы с использованием глаголов.

Говорят еще, что перевод - это искусство жертвовать, и всякий раз переводчик решает, чем пожертвовать в каждом конкретном случае. Иногда, к примеру, если ломается ритм фразы или рядом оказываются однокоренные слова, ему приходится перевести архаичное слово не столь архаичным, а старомодную конструкцию - более современной (бывает и наоборот), однако переводчик всегда может компенсировать потерю приема в одном месте, применив его в другом, стараясь по мере возможности следить за тем, чтобы "баланс" архаичной и нейтральной лексики в пределах всего текста соответствовал оригинальному.

Теперь о приемах, которые мне удалось обнаружить в статьях, посвященных исторической стилизации. В качестве примеров приведу отрывки из повести "Мистер Симонелли или Эльф-вдовец" из сборника Сюзанны Кларк "Дамы из "Грейс-Адье".

Прежде всего, это использование стилистически возвышенной лексики:

Всадники обращались к согбенному старику. (old bent man) Подойдя поближе, я услыхал проклятия и увидел, как один из всадников вытянул руку и начертил над головой старика какой-то неизвестный мне знак. Вероятно, жест этот характерен для дербиширцев, но мне никогда еще не доводилось видеть ничего, что столь явственно выражало бы презрение.

О самой даме мне не доводилось слышать ни единого дурного слова. Молодость, добродетель, красота и щедрость стяжали вдове всеобщую любовь. (make her universally loved)

У него есть племянник, которого он прочит (hopes to steer into my place) на мое место в Корпус-Кристи. Однако отказываться от подобной возможности только ради того, чтобы досадить (for the sake of spiting him) Протеро, кажется мне непростительной глупостью.

Придать тексту оттенок архаичности так же помогает выбор союзов или союзных слов и использование инверсии:

Я не собираюсь испытывать ваше терпение, повторяя те доводы, коими пытался убедить Вас в своей невиновности. Покидая Вас сегодня днем, я утверждал, что в моих руках находится письменное свидетельство, каковое избавит меня от обвинений, которые Вы обрушили на мою голову.

Приоткрыв один глаз, я увидел, что старуха, схватив ребенка, выскочила из комнаты с проворством, удивительным для ее старых ног.

Кроме названных, следует упомянуть еще такие синтаксические приемы повышения стиля, как использование архаичных форм управления (касаться до чего-то, писать к кому-то) и употребление причастных оборотов там, где сегодня их принято заменять придаточными предложениями (пример: могущая последовать опасность).

Что касается собственно переводов Сюзанны Кларк, то здесь переводчику пришлось вслед за автором стилизовать текст под классический английский роман XIX века.

Среди авторов, манере которых подражает Сюзанна Кларк, критики называют и Джейн Остен, и Диккенса, и дюжину других классиков английской литературы. Проявляется это как в узнаваемости типажей (к примеру, Чилдермас - совершенно диккенсовский персонаж, а провинциальный викарий мистер Симонелли, пять взбалмошных сестер Газеркоул или любимица самой Кларк Фанни - одна из героинь "Миссис Мабб" - словно сошли со страниц романов Джейн Остен), так и в выборе лексических средств.

На какую же языковую среду мог ориентироваться переводчик такой стилизованной под Джейн Остин прозы? 1

Время действия "Джонатана Стренджа и мистера Норрелла", а также большинства повестей из сборника "Дамы из Грейс-Адье" - Регентство и наполеоновские войны. Переводов Джейн Остен на русский язык времен Отечественной войны 1812 года у нас нет, следовательно, нет и узнаваемого "русского языка Джейн Остен" той поры.

Что касается современных переводов, то принципиальную разницу переводческих подходов можно проиллюстрировать на пример двух переводов знаменитой первой фразы из "Pride and Prejudice": "It is a truth universally acknowledged that a single man in possession of a good fortune must be in want of a wife".

"Все знают, что молодой человек, располагающий средствами, должен подыскивать себе жену". ("Гордость и предубеждение" в переводе Э. Маршака)

"Холостяк, если он обладает солидным состоянием, должен настоятельно нуждаться в жене, такова общепризнанная истина". ("Гордость и гордыня" в переводе И. Гуровой)

Совершенно очевидно, что здесь каждый из переводчиков идет своим путем, и это только его путь, а как бы ни был плох или хорош конкретный подход, у каждого найдутся свои сторонники.

Мог ли переводчик ориентироваться при переводе такого стилизованного текста на язык русских современников Остен? Думаю, да. "Гордость и предубеждение" написана в 1813 году, "Повести Белкина" в 1830, то есть, с точки зрения времени календарного, русский язык, современный Джейн Остен - это язык русской классики, фактически современный нам (с некоторыми оговорками) литературный язык, поэтому мне казалось, что в данном случае не следовало излишне архаизировать текст, скорее уж речь шла о придании ему старомодности звучания.

В данном случае перед переводчиком не вставала проблема, с которой сталкиваются его коллеги, вынужденные стилизовать текст под язык более ранних эпох, связанная с т.н. "временем культуры", то есть временным соотношением между культурой оригинала и культурой перевода. Так, многие переводоведы считают, что различия между нынешним состоянием языка и языком, к примеру, 17 века, в русской культуре гораздо резче, чем в англоязычной.

Совершенно иные задачи стояли перед переводчиком при работе над повестью из того же сборника - "На Гиблом холме". Здесь Кларк отступает от своей "фирменной" манеры письма "под Джейн Остен", стилизуя текст под более раннюю эпоху. Повесть написана нарочито архаичным языком на просторечном диалекте графства Саффолк от лица героини - взбалмошной и не особенно образованной дамы 17 века (фактически, эта история - пересказ старинной сказки о Румпельштильхене). В качестве примера приведу здесь первую фразу повести:

"When I waz a child I lived at Dr Quince's on the other side of Lickerish Hill. Sometimes in a winters-twilight I have look't out of Dr Quinces windowe and seen Lickerish Hill (where the Pharisees live) like a long brown shippe upon a grey sea and I have seen far-awaie lights like silver starres among the dark trees".

Ко всему прочему героиня старательно и довольно забавно (вставляя в текст латинские словечки, пытаясь придать своему бесхитростному рассказу некую наукообразность) копирует стиль еще одного персонажа повести Джона Обри.2

Здесь несколько иная глубина стилизации, и переводчику пришлось, рискуя впасть в пародию, слегка "перебарщивать" с архаичной лексикой и инверсиями. По совету редактора сборника, во время работы над повестью переводчик читал Карамзина. Вообще такое "погружение" в архаичный текст на родном языке представляется очень полезным опытом. В качестве примера того, что у переводчика получилось, приведу несколько фраз из повести:

Ныне злонамеренные завистники отверзают уста свои, (Now malicious persons will open their mouths and lies will flie out and buzz about the World) и ложь вылетает оттуда и гуляет по свету, однако правда в том, что пироги (испеченные моей матушкой) были премаленькие. Терзаемая внезапным и великим голодом, (for certaine pressing and private reasons of my owne - to witt a Great and Sudden Hunger) я съела их все, что и стало причиной нашей ссоры.

На лужайках вкруг дома высятся древние деревья; одеянные в мантии солнечных лучей, выше крыш возносят они свои кроны, словно величавые исполины из героических времен седой древности. (ancient trees that overtop the roofs like Gracious and Gigantique Ladies and Gentlemen from more Heroique Times, all robed in dresses of golden sunlight) Тенистые аллеи устилает длиннолистая мята и благоуханный (sweet-smelling) тимьян.

Архангел Рафаил возвестил, что болящий должен собрать в доме своем ученых мужей, дабы там они упражняли свой разум в философии, геометрии, риторике и механике. Слушая их речи, сэр Джон обратит свои мысли к материям возвышенным и приятным.

(The Angell Raphael said that Sir John muste gather Scholars to his howse to exercise their Braines with Philisophie, Geometrie, Rhetorique, Mechanicks etc., etc., and that hearing of their schemes would divert Sir John and make his thoughts to runne in pleasanter courses.)

Подводя итог сказанному, можно заключить, что перевод стилизованных текстов требует от переводчика известной гибкости. Очень легко, увлекшись стилистически возвышенной лексикой, невольно придать тексту пародийный оттенок или, бездумно сохраняя оригинальные конструкции, сделать его неудобочитаемым. Поэтому главное, как мне кажется, стараться, чтобы при работе с подобными текстами переводчику не изменял вкус и чувство меры.

1 Говоря о стиле Джейн Остен, критики упоминают, прежде всего, рационализм и сдержанность ее прозы, стремление "передать смысл меньшим количеством слов", а среди приемов, используемых писательницей для придания комического эффекта, приводят understatement (когда говорится меньше, чем подразумевается) и bathos (когда автор резко переходит от возвышенного к грубоватому, комичному).

2 Джон Обри (1626-1697) - историк и антиквар, прославившийся жизнеописаниями знаменитых современников. В работах Обри легкомысленный блеск сочетается с педантичностью, а импровизации перемежаются многословными сносками.



Использованная литература:

1. Ланчиков В.К. "Историческая стилизация в синхроническом художественном переводе"
2. Конурбаев М.Э., Семенюк Е.В. "Стилизация под готический роман в оригинале и в переводе" (на материале отрывков из романа "Удольфские тайны" и "Роман в лесу" Анны Рэдклиф и "Нортенгерское Аббатство" Джейн Остен)
3. Мешалкина Е.Н. "Историческая стилизация в понимании теоретиков и практиков перевода. К постановке проблемы"
4. Демурова Н."Джейн Остин и ее роман "Гордость и предубеждение"

 

Обсудить в форуме | Возврат | 

Сайт создан в марте 2006. Перепечатка материалов только с разрешения владельца ©