О школе Конкурсы Форум Контакты Новости школы в ЖЖ мы вКонтакте Статьи В. Баканова
НОВОСТИ ШКОЛЫ
КАК К НАМ ПОСТУПИТЬ
НАЧИНАЮЩИМ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ДОКЛАДЫ
АНОНСЫ
ИЗБРАННОЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПЕРЕВОДЧИКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
 
Olmer.ru
 


Начинающим

Искусству перевода нельзя научить. Мы можем лишь помочь переводчику раскрыть свой дар (если он есть). Некоторые советы, рекомендации помогут вам быстрее миновать этап технических затруднений.

 


 

ПУНКТУАЦИЯ НА ТАЙНОЙ СЛУЖБЕ ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВА


И. Майгурова


         Секретное письмо Джеймса Бонда соратникам (восстановлено из пепла)

         Дорогие сэры, пэры, джентльмены и леди! Слухи о том, что мы проваливаем в России одну операцию за другой, больше невозможно сдерживать, над нами смеётся весь мир. Мы тратим немыслимые усилия на подготовку агентов, миссия которых неизменно рушится при малейшем столкновении с русским правописанием, веками шлифовавшимся специально для того, чтобы сбивать с толку британских шпионов.
         Всем памятна судьба агента 039, опознанного русскими корректорами по «оксфордской» запятой перед одиночным «и» и «или» при перечислении, и страшная смерть агента 026, который в названиях книг и фильмов начинал каждое слово с заглавной буквы и использовал английские кавычки вместо русских. И я желал бы обойти молчанием недавний сокрушительный провал агента 013, присвоившего титул Великого визиря объединённого загробного султаната и объявившего Третью сорокалетнюю войну за швамбранское наследство, который даже в сумасшедшем доме, куда его поместили, по английской привычке писал с заглавной буквы все слова в обоих названиях.
         С этим надо что-то делать.
         Мы пока не смогли подступиться к секретному русскому оружию повышенной убойности под названием «Розенталь» и «Мильчин», но ценой двух убийств, трёх обольщений и четырёх килограммов конфет любимой болонке русского суперпрофессионала, работающего под кличкой Редактор, мне удалось добыть засекреченный список особо заметных различий между английской и русской пунктуацией, каковой прилагаю ниже. Усиленно рекомендую к немедленному прочтению, тщательному изучению и неукоснительному соблюдению всеми оставшимися в живых агентами.

         Из России с любовью —
         Бонд, Джеймс Бонд

 


 

Английская и русская пунктуация — основные различия при оформлении текста

 

В английском точка и запятая ставятся внутри кавычек (независимо от того, выделяется ли кавычками целое предложение или одно слово), по-русски точка и запятая в любом случае ставятся только после кавычек:

“’I could not love thee, Dear, so much, loved I not Honour more.’ That’s a pat speech, isn’t it?”
— «Тебя любить не мог бы я столь сильно, когда б превыше не любил я Честь». Очень подходящие к случаю слова, не так ли?

------------------------------

Unkindness may do much,
And his unkindness may defeat my life,
But never taint my love. I cannot say “whore.”

Неприязнь —
Большое зло, но он своей враждою
Мне может жизнь разбить, а не любовь.
Мне тошно выговорить слово «шлюха».

------------------------------

One cried, “God bless us!” and, “Amen,” the other,
As they had seen me with these hangman's hands.
Listening their fear, I could not say, “Amen,”
When they did say, “God bless us!”

Один вскричал: «Помилуй Бог!», другой
Вскричал: «Аминь», как будто видел эти
Палаческие руки. Я не мог
Сказать: «Аминь», когда они сказали:
Помилуй Бог!»

 




Английское многоточие — нерегламентированное количество точек, при этом точки разделяются пробелами, после них может ставиться запятая или дополнительная точка (закрывающая предложение), в сочетании с вопр./воскл. знаком многоточие может стоять перед знаком:
          . . . .
          . . . ,
          . . . ?
          . . . !

В русском многоточии всегда только три точки (кроме сочетаний с воскл/вопр знаком), пробелов между ними нет, запятая или дополнительная точка при многоточии не ставятся НИКОГДА. В сочетании с вопр. и/или воскл. знаком многоточие ставится только ПОСЛЕ знака:

...
!..
?..
?!...

 




Оформление диалогов. В английском реплика персонажа заключается в кавычки и не обязательно выносится на новую строку. В традиционном русском оформлении каждая реплика начинается с новой строки, в кавычки не заключается, в начале реплики ставится тире (подробнее см. Розенталя и Мильчина).

         Johnny Fontane could not altogether believe that the Don had such power. But his Godfather had never said such and such a thing could be done without having it done. “This guy is a personal friend of J. Edgar Hoover,” Johnny said. “You can’t even raise your voice to him.”
         “He’s a businessman,” the Don said blandly. “I’ll make him an offer he can’t refuse.”
         “It’s too late,” Johnny said. “All the contracts have been signed and they start shooting in a week. It’s absolutely impossible.”

         Джонни Фонтена не верилось, что дон обладает таким могуществом. Но ведь крестный отец никогда не давал пустых обещаний.
         — Этот парень — личный друг Эдгара Гувера, — сказал Джонни. — Против него нельзя даже голос поднять.
         — Он деловой человек, — нежно и мягко произнес дон. — Я предложу ему сделку, от которой он отказаться не сможет.
         — Слишком поздно, — сказал Джонни. — Контракты уже подписаны, он приступает к съемкам через неделю. Это невозможно.


При этом авторские слова, вводящие прямую речь, по-английски могут заканчиваться запятой, по-русски всегда ставится двоеточие:

         Don Corleone said, “Go, go back to the party. Your friends are waiting for you. Leave everything to me.” He pushed Johnny Fontane out of the room.

         Дон Корлеоне сказал:
         — Возвращайся к гостям. Друзья ждут тебя. Остальное предоставь мне.
         И он вытолкал Джонни Фонтена из комнаты.

 




Внутритекстовая цитата (типа «Хорошо, — подумал он, — пусть будет» или «Быть иль не быть, — сказал Шекспир, — вот в чём вопрос») по-английски оформляется с внутренними кавычками вокруг слов автора, т. е. в английском тексте в таких случаях четыре пары кавычек. В русском слова автора отделяются посредством тире (подробнее см. Мильчина и Розенталя), дополнительной внутренней пары кавычек нет.

“And of this place, thought she,I might have been mistress! With these rooms I might now have been familiarly acquainted! Instead of viewing them as a stranger, I might have rejoiced in them as my own, and welcomed to them as visitors my uncle and aunt. But no,—recollecting herself—that could never be; my uncle and aunt would have been lost to me; I should not have been allowed to invite them.”

«И здесь-то я чуть было не стала хозяйкой! — размышляла Элизабет. — Я могла бы уже привыкнуть к этим комнатам! Вместо того чтобы осматривать их в качестве случайной посетительницы, я пользовалась бы ими как собственными, приветствуя тут в качестве своих гостей мистера и миссис Гардинер! Впрочем, нет, — спохватилась она, — это было бы невозможно. Дядя и тетя были бы для меня навсегда потеряны. Мне никогда не позволили бы их сюда пригласить».

 




В английском прямая речь или цитата, длящаяся несколько абзацев, помечается дополнительными непарными открывающими кавычками в начале каждого абзаца:

         My bride’s mother I had never seen: I understood she was dead. The honeymoon over, I learned my mistake; she was only mad, and shut up in a lunatic asylum. There was a younger brother, too—a complete dumb idiot. The elder one, whom you have seen (and whom I cannot hate, whilst I abhor all his kindred, because he has some grains of affection in his feeble mind, shown in the continued interest he takes in his wretched sister, and also in a dog-like attachment he once bore me), will probably be in the same state one day. My father and my brother Rowland knew all this; but they thought only of the thirty thousand pounds, and joined in the plot against me.
         These were vile discoveries; but except for the treachery of concealment, I should have made them no subject of reproach to my wife, even when I found her nature wholly alien to mine, her tastes obnoxious to me, her cast of mind common, low, narrow, and singularly incapable of being led to anything higher, expanded to anything larger—when I found that I could not pass a single evening, nor even a single hour of the day with her in comfort; that kindly conversation could not be sustained between us, because whatever topic I started, immediately received from her a turn at once coarse and trite, perverse and imbecile—when I perceived that I should never have a quiet or settled household, because no servant would bear the continued outbreaks of her violent and unreasonable temper, or the vexations of her absurd, contradictory, exacting orders—even then I restrained myself: I eschewed upbraiding, I curtailed remonstrance; I tried to devour my repentance and disgust in secret; I repressed the deep antipathy I felt.
         Jane, I will not trouble you with abominable details: some strong words shall express what I have to say. I lived with that woman upstairs four years, and before that time she had tried me indeed: her character ripened and developed with frightful rapidity; her vices sprang up fast and rank: they were so strong, only cruelty could check them, and I would not use cruelty. What a pigmy intellect she had, and what giant propensities! How fearful were the curses those propensities entailed on me! Bertha Mason, the true daughter of an infamous mother, dragged me through all the hideous and degrading agonies which must attend a man bound to a wife at once intemperate and unchaste.
         My brother in the interval was dead, and at the end of the four years my father died too. I was rich enough now—yet poor to hideous indigence: a nature the most gross, impure, depraved I ever saw, was associated with mine, and called by the law and by society a part of me. And I could not rid myself of it by any legal proceedings: for the doctors now discovered that my wife was mad—her excesses had prematurely developed the germs of insanity. Jane, you don’t like my narrative; you look almost sick—shall I defer the rest to another day?


В русском:

— в случае диалога, оформляемого тире, тире ставится только в начале реплики, дальше текст идёт без специальных пунктуационных маркеров продолжения/окончания реплики:

         But--but--Melly?
         Melanie is the gentlest of dreams and a part of my dreaming. And if the war had not come I would have lived out my life, happily buried at Twelve Oaks, contentedly watching life go by and never being a part of it. But when the war came, life as it really is thrust itself against me. The first time I went into action--it was at Bull Run, you remember--I saw my boyhood friends blown to bits and heard dying horses scream and learned the sickeningly horrible feeling of seeing men crumple up and spit blood when I shot them. But those weren’t the worst things about the war, Scarlett. The worst thing about the war was the people I had to live with.
         I had sheltered myself from people all my life, I had carefully selected my few friends. But the war taught me I had created a world of my own with dream people in it. It taught me what people really are, but it didn’t teach me how to live with them. And I’m afraid I’ll never learn. Now, I know that in order to support my wife and child, I will have to make my way among a world of people with whom I have nothing in common. You, Scarlett, are taking life by the horns and twisting it to your will. But where do I fit in the world any more? I tell you I am afraid.
         While his low resonant voice went on, desolate, with a feeling she could not understand, Scarlett clutched at words here and there, trying to make sense of them.

         — А… а… Мелли?
         — Мелани — самая неясная из моих грез, она всегда присутствовала в моих мечтаниях. И не случись войны, я бы так и прожил в счастливом уединении Двенадцати Дубов, наблюдая за тем, как жизнь течет мимо, однако не участвуя в ней. Но вот началась война, и жизнь подлинная, реальная обрушилась на меня. В первом же сражении — а было это, вы помните, у Булл-Рэна — я увидел, как друзей моего детства разрывало на куски снарядами, я слышал ржание гибнущих лошадей, познал мерзкую тошноту, которая подкатывает к горлу, когда у тебя на глазах вдруг сгибается пополам и харкает кровью человек, в которого ты всадил пулю. Но не это самое страшное на войне, Скарлетт. Для меня самым страшным были люди, с которыми приходилось жить.
         Я всю жизнь отгораживался от людей и своих немногих друзей выбирал очень тщательно. И вот на войне я узнал, что создал себе мир, населенный выдуманными людьми. Война открыла мне, каковы люди на самом деле, но не научила меня жить с ними. И боюсь, я никогда этому не научусь. Что ж, я понимаю, что должен кормить жену и ребенка и мне придется для этого прокладывать себе путь в мире людей, с которыми у меня нет ничего общего. Вы, Скарлетт, хватаете жизнь за рога и поворачиваете ее туда, куда хотите. А мое место в жизни — где оно теперь? Говорю вам: я боюсь.
         Тихий голос его звенел от напряжения, а Скарлетт, ничего не понимая, в отчаянии пыталась зацепиться хотя бы за отдельные слова и составить из них какой-то смысл.


— в случае недиалогической прямой речи (напр., цитируется длинный документ, письмо и т. д.) кавычки ставятся только в начале и в конце цитаты; специальных промежуточных знаков внутри цитаты нет:

         Already soldiers and civilians alike were feeling the pinch, and the muttering against him and his fellow speculators was bitter.
         There are many brave and patriotic men in the blockade arm of the Confederacy’s naval service,” ran the last of the doctor’s letter, “unselfish men who are risking their lives and all their wealth that the Confederacy may survive. They are enshrined in the hearts of all loyal Southerners, and no one begrudges them the scant monetary returns they make for their risks. They are unselfish gentlemen, and we honor them. Of these men, I do not speak.
         But there are other scoundrels who masquerade under the cloak of the blockader for their own selfish gains, and I call down the just wrath and vengeance of an embattled people, fighting in the justest of Causes, on these human vultures who bring in satins and laces when our men are dying for want of quinine, who load their boats with tea and wines when our heroes are writhing for lack of morphia. I execrate these vampires who are sucking the lifeblood of the men who follow Robert Lee--these men who are making the very name of blockader a stench in the nostrils of all patriotic men. How can we endure these scavengers in our midst with their varnished boots when our boys are tramping barefoot into battle? How can we tolerate them with their champagnes and their pates of Strasbourg when our soldiers are shivering about their camp fires and gnawing moldy bacon? I call upon every loyal Confederate to cast them out.
         Atlanta read, knew the oracle had spoken, and, as loyal Confederates, they hastened to cast Rhett out.

         Теперь уже не только гражданские лица, но и военные начинали ощущать лишения, и озлобление против Ретта Батлера и других спекулянтов росло.
         «Среди лиц, находящихся на службе в торговом флоте Конфедерации и прорывающих блокаду наших портов, есть немало отважных патриотов, — писал доктор в своем письме, — бескорыстных людей, рискующих ради существования Конфедерации своей жизнью и состоянием. Их имена бережно хранятся в сердцах всех преданных Делу южан, и разве кто-нибудь пожалеет для них того скудного денежного вознаграждения, которое они получают ценой риска? Это бескорыстные джентльмены, и мы их чтим. О них я не говорю.
         Но есть другие — есть негодяи, скрывающие под личиной борцов против блокады свое стремление к наживе, и я призываю весь наш народ, сражающийся за самое Правое Дело, ведущий справедливейшую из войн, обрушить свой праведный гнев и мщение на головы этих хищных стервятников, везущих нам атласы и кружева, когда наши воины погибают от отсутствия хинина, нагружающих свои суда вином и чаем, в то время как наши герои корчатся в муках из-за отсутствия морфия. Я призываю проклятия на головы этих вампиров, сосущих кровь солдат, сражающихся под знаменами Роберта Ли, этих отщепенцев, по милости которых самое слово «контрабандист» стало отдавать зловонием для каждого истинного патриота. Можем ли мы терпеть в нашей среде этих гиен, разгуливающих в надраенных сапогах, когда наши парни шагают босиком в атаку? Можем ли мы и далее сносить, что они опиваются шампанским и объедаются страсбургскими пирогами, в то время как наши солдаты дрожат от холода у лагерного костра и жуют тухлую свинину? Я призываю каждого патриота-конфедерата вышвырнуть их вон!»
         Атланта прочла письмо, вняла вещаниям своего оракула и, верная Конфедерации, поспешила вышвырнуть Ретта Батлера вон.

 




По-английски обращение в начале письма может отделяться запятой, двоеточием, иногда тире или точкой, начало остального текста сносится на отдельную строку и пишется с заглавной буквы.
По-русски обращение отделяется либо запятой, либо восклицательным знаком, никакие другие знаки препинания не используются. Если обращение отделено запятой, текст продолжается в той же строке со строчной буквы; если восклицательным знаком — следующее предложение начинается с заглавной и может быть (по желанию) снесено на следующую строку.

         “DEAR SIR,
         “I must trouble you once more for congratulations. Elizabeth will soon be the wife of Mr. Darcy. Console Lady Catherine as well as you can. But, if I were you, I would stand by the nephew. He has more to give.
         “Yours sincerely, etc.”

         «Дорогой сэр, вам придется еще раз позаботиться о поздравлениях. Элизабет вскоре станет супругой мистера Дарси. Утешьте леди Кэтрин, насколько это будет в ваших силах. Но будь я на вашем месте, я бы поставил на племянника. У него больше возможностей.
         Искренне ваш и т. д.»


Вариант для деловой/официальной переписки (или реже — для случаев особо эмоциональных отношений между участниками):

         «Дорогой сэр!
         Позвольте сообщить вам и т. д.»

 




В английском на месте прерывания, "провисания" речи ставится тире, в русском многоточие:

“I was thinking of Hercules and Samson with their charmers—
“You were, you little elfish—
“Hush, sir! You don’t talk very wisely just now.”

— Я вспомнила о Геркулесе и Самсоне...
— Ты вспомнила, маленький лукавый эльф...
— Тише, сэр, вы сейчас рассуждаете не очень разумно.

 




В английском названия произведений, являющихся частями одного целого с общим названием, именуются в стиле:
The Chronicles of Narnia: Prince Caspian

В русском вместо двоеточия ставится точка:
«Хроники Нарнии. Принц Каспиан»

 




В английском часть предложения после двоеточия в некоторых случаях пишется с заглавной, в русском никогда:

“And so it comes to this: We desire to make for the Dutch settlement of Curacao as straightly as possible. Will you pledge me your honour, if I release you upon parole, that you will navigate us thither? If so, we will release you and your surviving men upon arrival there.”

— Мое предложение очень несложно: мы хотим кратчайшим путем добраться до голландской колонии Кюрасао и т. д.

 




При намеренном авторском опускании (полном или частичном) географического названия, имени и т. д. в английском на месте пропуска ставится тире двойной длины, в русском — три астериска ("звёздочки"):

She had never heard of him before his entrance into the ——shire Militia, in which he had engaged at the persuasion of the young man who, on meeting him accidentally in town, had there renewed a slight acquaintance.

Она ничего не слышала об Уикхеме до того, как он поступил в ***ширский полк по рекомендации случайно встретившегося с ним на улице едва знакомого молодого человека.

------------------------------

Mr. Darcy had brought with him a Colonel Fitzwilliam, the younger son of his uncle Lord —— .

Вместе с мистером Дарси в Розингс приехал еще и младший сын его дяди, лорда*** , полковник Фицуильям.

 




Английское тире прибивается к окружающим словам без пробелов:
xxxxx—zzzzz
В русском оно отбивается пробелами с обеих сторон:
ааааа — ббббб
 


 

Обсудить в форуме | Возврат | 

Сайт создан в марте 2006. Перепечатка материалов только с разрешения владельца © 
на сайте www.Parkerclub.Ru закажите ручку роллер