О школе Конкурсы Форум Контакты Новости школы в ЖЖ мы вКонтакте Статьи В. Баканова
НОВОСТИ ШКОЛЫ
КАК К НАМ ПОСТУПИТЬ
НАЧИНАЮЩИМ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ДОКЛАДЫ
АНОНСЫ
ИЗБРАННОЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПЕРЕВОДЧИКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
 
Olmer.ru
 


Статьи

Сколько образований нужно переводчику?


Ю. Моисеенко


Казалось бы, праздный вопрос. Чего уж проще: мечтаешь быть учителем – иди в педагогический, врачом – в медицинский, артистом – в театральный… А рвёшься переводить с английского – закончи языковой факультет любого ВУЗа, и дело в шляпе. Ан нет, оказывается, этого недостаточно. Это – нулевая точка отсчёта, видимая часть айсберга, котлован под фундамент будущего небоскрёба, и не более.

Давайте разберёмся. Начнём с того, что писатели по большей части не ограничиваются одним только художественным вымыслом, и самый отвлечённый сюжет должен опираться на некую реальную основу. Во-первых, для того чтобы читатель не отложил книжку, зевая во весь рот; во-вторых, чтобы поверил – а значит, и втянулся – в очередную «правдивую историю»; в-третьих, пардон, чтобы проникся уважением к умному и просвещённому автору. И вот писатель извлекает из глубин жизненного опыта самые неожиданные подробности (мама рассказала, в детстве увлекался, выучился на другой работе, заметил проездом из окна самолёта, в кино увидел, наткнулся вчера в Интернете…) Причём как правило в ход идут не тривиальные «общие знания», но либо новейшие и сверхсекретные разработки в области… впрочем, об этом позже… либо недоступные обыкновенным смертным сведения, выуженные из бездны древности.
Вы скажете: «Ну и что? На это есть словари». И будете правы. Словари, действительно, есть. Правда, некоторые из моих собратьев ухитряются и без них, но это уже клиника. Однако давайте реально представим себе, как разговаривают между собой в узком кругу специалистов… да хоть по сантехнике. Поверьте, если даже вы отыщете в «Лингве» хотя бы два-три слова из их беседы (конечно, я имею в виду приличные слова), то всё равно рискуете угодить впросак. Ибо мало того, что слова по природе своей многозначны и резко меняют смысл в зависимости от того, в какой компании произносятся: некоторые вещи надо просто знать. Желаете невыдуманный пример (а здесь и будут только такие)? Европеец, неплохо знающий наш язык, долго и безуспешно ищет на строительном рынке деталь под кодовым названием «голландец». Русские продавцы разводят руками. Усталый и злой, он вдруг замечает искомую железку на витрине и торжествующе тычет пальцем: «А это, это что?!» Мужик в ушанке и телогрейке расплывается в понимающей улыбке: «А-а, тебе «американку»? Так бы и сказал!»
И всё-таки, сколько же областей человеческого знания приходится охватить при работе над книгой? Попробуем посчитать.

Прежде всего, литература. А что здесь такого? – пожмёте плечами вы. Кто не читал Шекспира и Библию, тому надо срочно менять профессию. Верно. Но тут свои тонкости. Во-первых, переводчик обязан узнавать цитаты из любого произведения, когда-либо написанного на английском языке. Даже без кавычек и курсива. Даже не зная автора. Даже сильно искажённые. Строчка из Поупа, полстрочки из Браунинга, смутный намёк на Буньяна… Да и в Библии, между прочим, встречаются не только знаменитые фразы вроде «Не убий» и «Кто не работает, тот не ест». Бывает и похитрее, к примеру: «Ею он и по смерти говорит ещё». Цитата? Цитата. И ее нужно разыскать. Случается, герои книги, хвастая друг перед другом учёностью, так и сыплют подобными ссылками, перевирая каждое слово, забывая, а то и бессовестно путая их источники. Переводчик же не имеет права на подобную рассеянность. (Кстати, «цитатой» могут стать и малость подправленные имена персонажей).
Но хорошо, представим, что автор доподлинно установлен. Свериться с «Лингвой», перевести, да и дело с концом! А вдруг произведение уже перевели, да не кто-нибудь, а Маршак, Лозинский или Жуковский? А то и все сразу? Стало быть, для начала приходится отыскивать все существующие варианты на русском. Потом выбирать из них самый достойный, или самый известный, молясь про себя, чтобы он оказался ещё и самым адекватным. Ведь и великие люди, особенно поэты, часто слегка отступают от прямого смысла ради красивого слога, ради собственного художественного видения или попросту исходя из этических соображений. Так, у Шекспира исчезает прозрачная шутка о женских месячных, а «моему» автору непременно хочется обыграть именно её. Порою, изрядно помучившись, идёшь на компромисс и комбинируешь несколько вариантов сразу. А куда деваться?
Впрочем, богатый выбор – это ещё не беда. Существует такое понятие, как «упущенные» шедевры. Вот вы, например, уверены, что великий Гёте переведён на русский от и до? Позвольте вас разочаровать, это далеко не так. И Браунинг – не весь. И многие другие. Как вам такой расклад? Берёшься работать над современным фантастическим рассказом, а в итоге напрягаешь последние творческие силы, пытаясь осилить задачу, за которую почему-то не взялись гениальные коллеги прошлых столетий.
Но и это ещё не всё. Допустим, автор надумал блеснуть познаниями иноязычной, то есть, переводной литературы. Хотя бы Гомера. Ни для кого не секрет, что «Илиада» писалась на древнегреческом. И что выдающиеся мастера русской школы перевели её классическим гекзаметром, свято соблюдая красоту чарующего эллинского слога. А вот в Америке сей шедевр максимально приближен к реальной действительности. Строгим размером здесь и не пахнет, «роскошное ложе» легко превращается в «плюшевую кушетку» (честное слово, «plush couch» переводится и так и так!), а царская «ставка» – в «тент» или пионерскую «палатку». Поэтому автору ничего не стоит ввернуть Гомеровскую цитату в нормальную современную речь. Умный американский читатель поймёт, и даже проникнется атмосферой. А русский? Ведь мы привыкли к иным вариантам! Как хочешь, так и крутись…

Переходим к следующей немаловажной области. География. И почему только я ненавидела её в школе? Может, интуитивно предчувствовала, как буду, словно одержимая, выискивать на самых подробных мировых картах какую-нибудь захудалую деревушку в Мексике и ручеёк, на котором она имеет счастье стоять? Реки, озёра, посёлки, улицы, фонтаны, памятники… Мне нужно знать, как это произносится по-русски! Догадки здесь неуместны, попадёшь пальцем в небо. А самое «милое дело» – столкнуться со всем известной достопримечательностью, которую в разных, одинаково уважаемых источниках окрестили по-своему. Тут уж как ни разорвись, а на всех не угодишь.

Идём дальше? Медицина. Здесь на первом плане – анатомия, точнее, живописные патологоанатомические подробности. Что именно происходит в организме, когда тебе выворачивают руку? А при ударе током? И как ведёт себя печень при сильном стрессе? А если человека распять, что там на что давит и от чего конкретно спирает дыхание? Такими вот незатейливыми вопросами я иногда достаю подругу, работающую в судмедэкспертизе. Но это мне повезло с подругой, а остальные как, прошу прощения, выкручиваются? Да и терзают в книжках не одних людей… Прибавьте к этому знание свежеоткрытых болезней и их симптомов, лекарственных растений, суперсовременных таблеток, народных снадобий и всевозможных ядов, сокращенные названия лечебных процедур… А впрочем, давайте лучше о прекрасном.

Искусства. Чего стоит одна живопись! Вообразите: на стенке у главной героини висит десять открыток из разных музеев, и всё портреты, портреты… А кто на них? Чем эти люди прославились в позапрошлом веке? А если нашей публике неизвестен и сам художник, да и название музея не вызывает никаких ассоциаций? Но ведь автор пытается таким образом раскрыть нам душу той самой героини! Двадцать с лишним сносок на одной странице… Не густо ли? А куда деваться?
Или другой писатель ради большей яркости впечатления советует нам вообразить некий персонаж, написанным кистью великого… в-первый-раз-слышу-кого. Получается ещё интереснее. Ищешь картины, читаешь критику тех лет, оцениваешь особенности мастера и – каюсь, побейте меня! – иногда аккуратно добавляешь в авторский текст пару строчек для ясности.

Как известно, важнейшим из искусств до сих пор является кино. Нет, я не буду затрагивать переводы фильмов – Боже упаси, это отдельная песня. Не станем отвлекаться от книг. Так вот, писатели – тоже люди и время от времени посещают кинотеатры, а то и пересматривают пыльные видеоархивы. В итоге их персонажи начинают «шпарить» цитатами из любимых киношек. Любимых давно и на Западе. У нас же, как правило, видом не виданных и слыхом не слыханных. Кошмар переводчика! Ну, а некоторые герои попросту смахивают на знаменитых – у них там – комиков или злодеев, что ещё веселее. А в это время героини посматривают за стенкой какую-нибудь мыльную оперу, ещё не оплаканную у нас…

А ведь помимо искусств существуют религии. Все ли в курсе, чем накрывают головку младенца при католическом крещении? А что говорится в еврейской молитве перед едой? Далеко не каждый из нас перечислит индуистские храмы и без запинки ответит, в чью честь построен Тадж-Махал. Переводчик же, невзирая на собственные убеждения, обязан знать всё.

И тут мы плавно переходим к историческим сведениям. Верите ли? В истории человечества было много войн. Страны перекраивались, меняли названия. Крупные и помельче битвы происходили у неких речушек, мостов, холмов, на безвестных дотоле полях. Рождались прославленные императоры, падишахи, президенты, полководцы. В честь выигранных боев учреждали ордена, воздвигали монументы. Учёные изобретали всё новые виды военной техники. Не спрашивайте меня, причём здесь перевод современных книг. И так ведь понятно, правда?

Кстати, о технике. Какое захватывающее поле деятельности для гуманитария! Телеги, велосипеды, корабли, компьютеры, космические ракеты…

Кстати, о космосе. Астрономия, созвездия, планеты, спутники, чёрные дыры, НЛО, в конце концов…

Припомним ещё юриспруденцию: все эти названия законов, биллей, статей, разделов, кодексов и поправок. Как называется пропуск на посещение приговорённого, и кому его [пропуск] положено предъявлять?

Итак, сколько у нас набралось? Литература, языки, география, медицина, искусства, кино, мировые религии, политическая история, техника, астрономия, юриспруденция, страноведение. Пальцев на руках пока хватает. Прибавим, что положение обязывает нас разбираться в косметике, спорте, оружии (от арбалетов и всевозможных пик до ракетлаунчеров), посуде, костюмах (доспехи, капоры, скафандры), тканях, породах изысканной древесины, в редких бабочках, в устройстве дверных замков и каминов, в математической терминологии, в кулинарии и самогоноварении, в тонкостях приготовления коктейлей из абсента и приручения охотничьих соколов… Получается, нужно быть человеком-университетом, человеком-энциклопедией (это, конечно, не Человек-Паук, но уже близко).
А мы не жалуемся. Мы даже рады. Рады общаться с велосипедистами и заядлыми «технарями», бывать в синагогах, расспрашивать одноклассников-юристов, тормошить стареньких профессоров математики, разыскивать приезжих индусов, выезжать на соколиную охоту, варить самогон и смешивать его с абсентом… Хотя пожалуй, это уже перебор. Нет, в самом деле, какая замечательная, трудная, интересная профессия! Век живи, век учись.
Говорят, знаменитый Дункан Маклауд поступал именно так: век жил, век учился, век жил, век учился…

 

Обсудить в форуме | Возврат | 

Сайт создан в марте 2006. Перепечатка материалов только с разрешения владельца © 
Обслуживание компьютеров по лучшим ценам в сервисе IT Mix! Звоните!